Клуб Любителей Аудиокниг
 
КАТАЛОГ АУДИОКНИГ
Исполнители
Авторы
Рецензии
Название
Список исполнителей на букву:
Поиск исполнителей:
НАЙТИ!
Список рецензий на букву:
Поиск рецензий:
НАЙТИ!
Список авторов на букву:
Поиск авторов:
НАЙТИ!
Список аудиокниг на букву:
Поиск аудиокниг:
НАЙТИ!





Хотите подписаться на наши обновления?


Клуб в социальных сетях:
официальный паблик  Клуба любителей аудиокниг вКонтакте  Клуб любителей Аудиокниг - Твиттер  Клуб на ФейсБук  Клуб любителей Аудиокниг - наш канал на YouTube  Канал Клуба Любителей Аудиокниг в Телеграм




История нравственности и любви Дона Флор и два ее мужа Жоржи Амаду

Предлагаем к совместному прослушиванию книгу Жоржи Амаду - Дона Флор и два ее мужа

user posted image

Эта книга относится к позднему периоду творчества популярного бразильского писателя, лауреата международной Сталинской премии.
В 60-е он в значительной степени отошел от проблематики социальных конфликтов современной ему Бразилии и, через осознание роли женщин в войнах и революциях, обратился к лирической стороне общения полов.

Это книга о любви

Как следует из названия, о любви не самой тривиальной.
Героиня романа роковая Дона Флор выворачивает патриархальную традицию разнообразия семейной жизни, выводя адюльтер на принципиально новый, даже мистический, уровень.

Не пугайтесь аннотации, она, как это часто случается, ориентирована на узкий потребительский сегмент читателей.
И пускай вас не вводит в заблуждение бразильская экзотика и португальская напористость, ведь Жоржи Амаду прекрасно знаком нам как минимум по его романтичным "Генералам песчаных карьеров" (оригинальное название Капитаны песка), заглавная песня из этой киноленты узнаваема по сей день.
Впрочем и Дона Флор была в свое время экранизирована:



Наш каталог предлагает два варианта прочтения книги в оцифровках коллег yuriy12 - от Вадима Панфилова и knigofil - от Маргариты Ивановой

user posted imageАмаду Жоржиuser posted imageДона Флор и два ее мужа (user posted imageИванова Маргарита) //ссылки: user posted image user posted image user posted image
user posted imageАмаду Жоржиuser posted imageДона Флор и два ее мужа (user posted imageПанфилов Вадим) //ссылки: user posted image user posted image user posted image

Все работы будут опубликованы по мере поступления, обсуждение в процессе приветствуется!

Напоминаем, что прежние результаты совместного прослушивания все так же доступны для обсуждения, см:
Вопрос Финклера
Море, море
Пена дней
Щегол
Последний заезд

За предложение книги - благодарим dominoolga





tmadi tmadi


С Жоржи Амаду мне посчастливилось познакомиться в том возрасте, когда лучше всего воспринимаешь буйно-социалистические идейки и деление человечества на мифически героический народ, пошлую мелкую буржуазию и прочие гранфаллоны. Прибавить к этому отсутствие ханжества в описании межполовых взаимоотношений, рецепты недоступных тогда блюд бразильской кухни и избыток откровенно пикарескных сцен, - и вот тинейджерская психика со счастливым писком деформируется раз и навсегда. Социалистический делириум со временем выветривается, а любовь к Баие и Амаду остается.

С каждым из романов Амаду у меня ассоциируется та или иная бразильская песня. Скажем, "Лавка чудес" читается под бессознательный аккомпанемент мендесовской "Batucada" (A batucada surgiu, Nem um branco ficou...), "Габриэла, корица и гвоздика" непонятно почему, но намертво срослась с "Maria Moita". В случае же "Доны Флор" в обоих полушария на всю мощь играет гал-костовская "Meu Brasil". И в данном случае я согласен со своим музыкальным подсознанием - роман является концентрированным признанием в любви к Бразилии, ее женщинам, ее материальной культуре (кулинарии) и нематериальной (музыке и капоэйре). И все это под настукиваемый на кашиши ритм и дзыньканье агого.

Чтобы мои слова не выглядели очередным напыщенным заявлением очередного любителя поболтать о том, чего не понимает, предлагаю начать с первой страницы, где после краткой переклички главных героев + Ю. А. Гагарина нас ждет аппетитный кусок маниокового пирога. Кому как, для меня же это самое лучшее начало.

С первой страницы можно и сделать предварительные выводы о том, что из себя представляют оба мужчины доны Флор. Если заявление Гуляки о Боге может подтвердить религиозный опыт большинства жителей Голубой планеты, то Федя Мадурейра не придумал ничего умней чем перефразировать пошлейшее "всяк сверчок знай свой шесток". На это у бедной доны Флор и слов никаких не нашлось.

Сама Флор вовсю испытывает на себе гнет пошлости, то набитая неаппетитными социальными страстями мегера-мамаша не дает жизни, то универсальное в своем деспотизме "что люди скажут".

"В трауре все игроки
и негритянки Баии...
Во всех казино
воцарилась
минута молчанья,
приспущены флаги
в публичных домах,
в отчаянье девки
рыдают"

Сила этого макабрического принципа персонифицируется во всех этих соседях, которые готовы структуризовать ухаживания доктора Мадурейры за вдовой и чуть ли не сунуть свой пористый нос в их постель. Где здесь бедной женщине обрести хоть каплю счастья? Лишь беспутный Гуляка может дать ей то единственное, что ей нужно на этом свете - любовь. И если ради любви нужно разбудить всю иерархию духов кандомбле и вернуть балбеса с того света на этот, то это означает лишь одно - люди на этом свете намеренно и целенаправленно убивают любовь. Несомненно, все замешанные в этом заслуживают проклятия.

Впрочем, не все так страшно. Пошлятина всемогуща только если не приедается своим приверженцам. Далее не буду распространяться во избежание тупых и никому не нужных трюизмов.

Кроме того, дона Флор буквально "удрала штуку" с Амаду (он так и писал, слово в слово), как до этого то же самое совершила Татьяна Ларина с Пушкиным, но с несколько иным результатом. Если Татьяна смирилась с ролью жертвенного животного, то хозяйка кулинарной школы осознала необходимость счастья в своей жизни. И мои симпатии в данном случае на стороне бразильянки.

Рецензия выглядит немного однобокой потому что в ней фактически не освещены похождения Гуляки вне дома доны Флор до и после смерти, но для меня выходки этого персонажа стоят на десятом месте после женского счастья, бразильской жратвы, едкой сатиры в адрес жлобизма итд. Эту лакуну, надеюсь, заполнят уважаемые соклубники, которые к бесхарактерным гулякам-алкашам относятся с большей симпатией.




dominoolga
Начну с плохой новости.
Перевод никуда не годится
Не знаю, кто виноват – переводчик или редактор, - думаю, что оба.

Зачем я полезла в оригинал? Объясню.
С первых минут началo резать слух слово – «Гуляка».
Ну какой, к черту, Гуляка в Бразилии! Не вписывалось в мою картинку мира.Нет, думаю, что-то здесь не так. В Бразилии такого не водится. Скачала оригинал. Ну, конечно! Гуляка – Вадиньо(Vadinho)

Вадиньо стало именем нарицательным, как Остап Бендер или Альфонс. А его взяли и превратили в какого-то заурядного гуляку. Извините, я не согласна. Буду называть его Вадиньо.

И вдруг, глаз в оригинальном тексте засек что-то такое, чего я не слышала от Ивановой. Вчиталась. Вот те раз. Мало того, что обозвали от фонаря главного мужского героя, так еще и кастрировали все мало-мальски эротические сцены.
Чтобы не быть голословной приведу два примерчика, а такого, уж поверьте на слово, в романе - много. Перевод мой, черновой. Я – любитель, не профессионал, так что не обессудьте, если что.
Под спойлером оригинал текста на португальском.

Показать/скрыть дополнительный текст

    Фрагмент 1
То обстоятельство, что приятели нарядились баиянками, не должно было вызывать насмешек, ибо все пятеро не раз доказывали свою мужественность.
Они оделись баиянками ради шутки, из обыкновенного мальчишества, а отнюдь не потому, что стремились походить на женщин или имели порочные наклонности.
Среди них, слава богу, не было гомосексуалистов.

Вадиньо (Гуляка) даже привязал под накрахмаленную нижнюю юбку огромный корень маниоки, и на каждом шагу поднимал юбки и выставлял на обозрение этот неординарный порнографический трофей, что заставляло женщин закрывать руками улыбки, изображая фальшивую стыдливость . Сейчас этот корень свисал с обнаженного бедра, но уже никто не смеялся. Один из приятелей Вадиньо(Гуляки) подошел и отвязал этот корень. Но даже и после этого покойник не стал выглядеть прилично: это был карнавальный мертвец, не было на нем даже крови от ножевой или пулевой раны, что могло бы сделать его непохожим на ряженого.


Да и покойник выглядел сейчас очень порядочным и скромным: он мирно скончался во время карнавала и на груди его не было раны от пули или ножа, которая заставила бы забыть о том, что он ряженый.
Дону Флор вела ее подруга дона Норма, энергично прокладывавшая дорогу в толпе, и подошли они почти одновременно с полицейским.


Синим - моя версия перевода. Что-то вообще выкинули, а что-то перевели неверно (ИМХО)
    Фрагмент 2

Гуляка нетерпеливо поцеловал ее на глазах у улыбающейся доны Гизы, а потом, уже в спальне, сорвал с нее роскошное платье, которое треснуло по швам.
– Ты даже не представляешь, как ты хороша сегодня, моя любимая, я с ума схожу по тебе. Никогда еще я не желал тебя с такой силой. Сегодня я делал все, что ты хотела, а теперь ты будешь за это расплачиваться…
Дона Флор трепещет. В ту ночь горечь стала сладостью, страдание – высшим наслаждением… Покорная, как рабыня, она отдалась во власть его чувственности и прошла по всем дорогам страсти – по долинам цве-
тов и нежных ласк, влажным темным лесам и запретным тропам, пока не был взят последний редут ее стыдливости. Тогда горечь стала сладостью, а страдание – удивительным, неповторимым наслаждением.
Произошло это в день рождения доны Флор, в декабре прошлого года, накануне рождества.

Сравните с
и Вадиньо (Гуляка) нетерпеливо целующий ее, прямо на глазах у улыбающейся доны Гизу.
В исступлении разорвавший ее роскошное платье и сорвав его на входе в спальню:
- Не знаю, что это в тебе такого сегодня, любимая, ты – мое искушение, ты сводишь меня с ума. Давай, поторопись... Сейчас узнаешь, что такое наслаждаться..., никогда ты так не наслаждалась. Сегодня, сейчас, готовься. Я сегодня делал все, что ты хотела, теперь ты мне заплатишь за все...
Упав на железную кровать, дона Флор содрогнулась. В эту ночь желчь превратилась в мед и боль вновь обернулась высшим наслаждением; ни одна кобыла не была так яростно покрыта горячим жеребцом, ни одна течная сука не была так одержимо распутна; она была рабыней его оргии, самкой прошедшей все стадии желания

– по долинам цветов и нежных ласк, влажным темным лесам и запрет-
ным тропам, пока не был взят последний редут ее стыдливости.
Ночь, в которую были открыты самые тесные и закрытые двери, в которую пал самый последний бастион ее стыдливости. oh! Deo gratias, aleluia!
Тогда желчь обернулась медом, а боль в редкое, божественное наслаждние: ночь, когда они полностью принадлежали друг другу.

Произошло это в день рождения доны Флор, в дека-
бре прошлого года, накануне рождества.

Глагол comer (есть, кушать) в Бразилии очень часто используется в значении «заниматься любовью».

— Прости меня, господи…
Но вам не кажется, падре,
что ангел щупает святую?
— Бог мой! Что за выражения!
— Извините, дон Клементе,
но у этого ангела
физиономия альфонса…
Он совсем не похож на святого…
Вы только взгляните
на его блудливые глаза…

И тут – настоящий настоящий разгул для шуток на эту тему. А у Амаду тоже он частенько используется в очень двусмысленной форме, что совершенно не отражено при переводе. Наверное, все заметили, как много всяких блюд в романе. А героиня романа – прекрасная кулинарка неспроста. Но перевод убил все намеки, всю двусмысленность, весь эротизм, да и вообще, всю красоту авторского языка.
  • Маландро
Главный мужской персонаж романа Вадиньо (Гуляка) – маландро.
Маландро... даже не могу подыскать эквивалента в русском языке.В чистом виде такие в северных широтах не водятся. Это - некий гибрид О.Бендера, Робин Гуда и Луки Мудищева . Это, так сказать, - беспредельщик в какой-либо сфере деятельности, но чаще всего «беспределящий» как 3 вышеуказанных героя – аферист, гроза богачей – помощник бедным, сексуальный гигант.
Вадиньо по популярным бразильским понятиям – это очень положительный тип, даже, вернее, не положительный, а замечательный, восхитительный.

А вот, второй муж, фармацевт – искренний, законнопослушный, верный, без вредных привычек – вызывает , если не презрение, то, по крайней мере, равнодушие. И, уж точно, восхищения не вызывает.

  • Дона Флор
Мне героиня не понравилась. Наверное, скажу грубость, но не могу удержаться – тупая баба.

Только два поступка сделала правильно (с моей точки зрения) – отдалась Вадиньо и не бросила работу после второго замужества.

Уж больно претит мне ее образ мыслей. Нравственность, порядочность – да если бы еще искренне в это верила, шут с ней. Но не верит же. Только насилует свою природу. Ради чего, спрашивается! Понимаю, жила бы в глухой деревне, где 50 жителей, и хошь не хошь, а с общественным мнением считаться надо!

Даже не могу сделать скидку на место и время действия романа. Ерунда все это. Главное, это что в голове и в сердце у человека.
Это эмоциональная оценка Доны Флор.

А, с другой стороны, проблема ее – очень распространенное явление всех времен и народов.Даже сексуальная революция не урегулировала сей печальный факт, хотя, дело сдвинулось с мертвой точки, что отрадно.
В независимости от религии, национальности и эпохи многие индивидуумы, (и мужчины, в том числе) страдают от нереализации своей истинной сексуальности. Причины бывают разные, но результаты одинаковые – всяческие неврозы, опрометчивые поступки, одиночество и т.д. и т.п.


Ой, написала вот это и вспомнила Фрейда! А я не его поклонница. Неужели, все-таки Зигмунд был прав! Да нет, не может быть...
Пишу, пишу... Не рецензия, а бред какой-то. Поток мыслей. Пусть будет так на этот раз. Даже перечитывать не буду, а то не отправлю.

Увы и ах, книга загублена переводом и исполнением. Я к Ивановой хорошо отношусь, много прослушала аудиокниг в ее исполнении. Но эта книга – не ее. Даже близко нельзя было подпускать.
Думаю, что сам Амаду пришел бы в ужас, если бы прослушал это.




Вася с Марса
Я прослушал эту книгу не без некоторого удовольствия, но, взятые в общем и целом, свои ощущения охарактеризовал бы скорее негативно. Нет, мне не было интересно. В свое оправдание имею сказать следующее:
  • Я никогда не был в Бразилии. И собственно не испытываю настоятельного желания
  • Мне не нравится португальский. Я его не знаю – просто не нравится, как звучит
  • Музыка этой страны, при всей ее жгучей томности, кажется мне однообразной. Сальсы, самбы и, особенно, босановы - одну послушал – считай, что в курсе
  • Ну а всех этих офицеров песчаных карьеров, вкупе с трущобами Города бога, легко променяю на одну Бразилию Терри Гиллиама
Я почти ничего не знаю о культуре этой страны. То, что отложилось, весьма фрагментарно.
  • Эшу сотоварищи – из зомби триллеров и общей ноосферы вуду-шмуду
  • Умбанда и Кандомбле – прекрасно описаны Умберто Эко
  • Про копуэйру я смотрел в китайских боевиках, где она рисуется в качестве пародийного мордобоя, не имеющего никаких шансов против годного кунг-фу
  • Антонио Карлос Жобим – сидит в печенке
  • Бендер хотел в Бразилию, там все носят белые костюмы
И наконец, один мой товарищ, по профессии – моряк, утверждал, что его пятнадцатилетний брак до сих пор состоятелен лишь потому, что раз в год он бывает в Бразилии или Колумбии.

— Если бог всемогущ, падре,
пусть он сделает так,
чтобы на семнадцать выпал выигрыш
двенадцать раз подряд.
Тогда бы он действительно
совершил чудо!
А я пришел бы сюда
и засыпал всю церковь цветами…
— Бог не вмешивается в игру, сын мой…
— Тогда, падре, он не знает,
что хорошо, а что плохо.

Бразилия восхищает его роскошью бедер, Колумбия – дешевизной, а следовательно - вирусным распространением грудных имплантов. В последнее время, с прогрессом бразильской косметической хирургии, Колумбия стремительно сдает позиции. Но что я в этом понимаю – ни одной знакомой кариоки у меня нет.

Ну и вот, имеем книгу, которая столь густо замешана на национальном колорите, столь духовита и нажориста, что просто невозможно полюбить ее, не зная досконально мира, который она описывает.

Вот есть широкая корма героини с непроизносимым именем и пара ее мужей. Один постоянно бухает, проигрывает семейные сбережения и лупит жену. Другой – мечта, тихий, домашний, обеспеченный. Более того – он еще и музицирует. Но рулит, конечно, Гуляка, потому что у него мужское начало покрепче и пофункциональнее.

Офигеть какая глубокая мысль!

Любовь правит Рио. Плотская. Бьешь жену – ничего страшного, надо лишь вовремя как следует с ней помириться в горизонтальной проекции. Пусть женщина осознает свою внутреннюю свободу и сущность. Течка, как новое знамя феминизма. Обидно, господа. Обидно, дамы.

О чем книга? О чувственности a la brasil. В последних 4.5 часах звучания проявляется мистический аспект, который следует понимать буквально, а не в том плане, что у несчастной женщине в результате полового воздержания поехала крыша.



oskorobo
Моя рецензия будет плебейской и очень личностной. Ну не умею я толочь воду в ступе и писать в общем. Заранее прошу прощения у почитателей этой книги...

Я читала эту книгу в 20+ и теперь. То ли гормоны не те, то ли я не та.
В юности книга читалась по диагонали, главным была эротическая составляющая. Теперь всё больше понимаешь маменьку (ужас конечно, но C'est la vie)

— Ба, смотрите, кто приехал!
Моя дорогая теща!
Моя вторая мать!
Это золотое сердце,
эта незлобливая голубка!
А как поживает ваш
хорошо отточенный язычок?
Садитесь сюда,
моя святая,
рядышком со своим
любимым зятьком,
давайте вместе
покопаемся в мусоре Баии…

Жоржи Амаду в предисловии пишет, что эта книга делает вызов мещанству. У меня с Амаду разные понятия о мещанстве. Совсем коротенькая часть о мещанстве, это матримональные происки матери донны Флор. Остальное ну совсем не имеет отношения к мещанству.

Давным давно я не встречала книг, где женщину представляют такой самкой

Донна Флор дама слабая на передок. Я не могу найти другого описания её характера. И дело не только в этом, меня коробит, что описание всего происходящего ведётся в стиле бразильского карнавала. Ха-ха дал в морду, ха-ха забрал деньги, ха-ха приставал к ученицам. УЖАС учаснейший.
Реакция Флор после смерти мужа:

Никогда больше не ляжет он с ней на эту постель, не снимет с нее платья, не сбросит простыню на туалетный столик и не овладеет каждой клеточкой ее тела, пока исступление не охватит ее.«Никогда больше!» — подумала она и почувствовала, как к горлу подступил комок и подогнулись колени.

Не придется ей больше ждать его до рассвета, прятать от него деньги, полученные от учениц, ревновать к самым хорошеньким из них, терпеть побои в те дни, когда он напивался пьяным и был в плохом настроении, и выслушивать ехидные замечания соседей. Не придется больше покоряться его страстному желанию, забыв о стыдливости ради торжества любви. Комок в горле душил ее; дона Флор ощутила вдруг боль в груди, будто ее пронзил острый кинжал.
Женщина, думающая как ей не хватает секса с Гулякой. Муж, который её бил и забирал деньги - это за гранью моего понимания. Из всего, что было в их браке - это только постель? А как же душа хочется вопросить. А никак, вот такая бразильская проза. Поверхностно-самцовая.

Я не попала под обояние Гуляки. В книге нет ни одного диалога, где Гуляка обояшка. Только голословно-голое "Гуляка был обоятельным и поэтому все давали ему деньги". Моё впечатление - врун и приспособленец.



Galina
Домучила, наконец, дону Флор с ее мужьями.
Язык не понравился, вероятно, виноват перевод. Местами на подстрочник похоже. Если и прорывается порой бразильский колорит, то как-то уж очень приглушенно.
Неважное впечатление и от исполнения Маргариты Ивановой – словно диктант в школе.
Мне кажется аудиокнига не удалась по обеим этим причинам.

— Некрасивый!
Да какое это имеет значение?
Красота мужчины,
дура ты этакая,
не в лице,
а в характере,
в общественном положении,
в богатстве.
Видела ты когда-нибудь,
чтобы богатый человек
был некрасивым?

Если бы была в состоянии прочитать оригинал, верятно, впечатление было бы другим, не зря же Ж.Амаду знаменитый писатель (я, правда, с ним совсем не знакома).

Описание жизни и быта тех горожан, которых принято называть "мещане" – нечто созвучное можно встретить и в русской литературе 19-го, начале 20-го века. Суды-пересуды, сплетни и обеды, народ "без определенных занятий". Люди малоразвитые, без тяги к развитию. Одни пьют-гуляют, другие – плачут, болеют. Ну, а в ком от природы заложена "искра божья", те часто плохо кончают. Это явление социальное, и в меньшей степени национальное.

В книге отображены 2 уровня горожан-мещан.

  • Низший – бездельники, игроки и плуты. Вся их жизненная сила и "креатив" – игра, беспутство, пьянство, жульническая добыча денег. То же у женщин, вырвавшихся за дверь родительского дома. На них, правда, дети, и уже потому род их деятельности более разнообразный.
  • Высший уровень олицетворяет фармацевт и его окружение. Тут уже образование, профессиональные клубы и собрания. Самодеятельное искусство. У людей есть занятие, работа (врачи, юристы, банкиры и торговцы). Неважно, каков их профессиональный уровень – они при деле и при сознании своей значимости в обществе.
Между теми и другими оказалась дона Флор. По происхождению – она из низшего уровня. Но женщина страстная, деятельная, способная на незаурядные поступки. Ее творчество и вершина – кулинарная школа, и она держится за нее всеми силами.

Она с Гулякой – люди "одной крови" одного интеллектуального уровня, только один со знаком плюс, а другой – со знаком минус. Они понятны друг другу. И к тому же невероятно близки сексуально. Любовь, словом, несмотря на всю безалаберность их семейной жизни.

Оставшись вдовой, Флора держит траур. Мучается по ночам от одиночества – иначе и быть не могло.

Однако она не забросила и продолжила вести свою школу, не впала в депрессию, пьянство или разврат. Безусловно, Флора – заслуживает уважения и сочувствия.

Появляется фармацевт – человек из высшего уровня. Доне Флоре, безусловно, льстит его внимание, его любовь. Да, он ее любит, это очевидно. Она старается дотянуться до него. Ходит с ним на собрания фармакологов, любительские концерты серьезной музыки. Но у них "разная группа крови". И вся их внешне прекрасная жизнь – для нее самообман. Не понять ей ни фагота, ни фармацевтики, ни мужа. И нет любви. Но что делать? Так они и будут жить. А Гуляка всегда будет третьим в спальне, пока все они не состарятся.

Описания национальных блюд красочны, вероятно, в оригинале. Обратила внимание на роль пальмового масла. Там оно в большом почете, а у нас чуть-ли не за отраву считают. )
Мистическая добавка с колдунами-жуликами тоже как-то не впечатлила.
Из любопытства нашла и посмотрела фильм по этой книге (1976.г.) – он оживил и раскрасил всю эту историю.




Аудиокнига: Вечер короткого рассказа. Французская проза
Название: Вечер короткого рассказа. Французская проза
Исполнители: Казаков С., Файт Ю., Ташков А., Антоник В., Литвинов И., Янушкевич М., Серов Е., Курицын А., Левашев В., Перель Г. и др.
Издательство: Радио Звезда; Радио Книга
Год издания: 2017
Запись и обработка: zorge28
Качество: mp3, 128,160 kbps, 44 kHz, Stereo
Размер: 330 MB
Длительность: 4:55:02
Описание:
  • 01. Альфонс Доде. Дом продается (читает Сергей Казаков)
  • 02. Альфонс Доде. Партия на бильярде (читает Юлий Файт)
  • 03. Андре Моруа. Открытка (читает Анна Перелешина)
  • 04. Анри Барбюс. Нежность (читает Марина Лисовец)
  • 05. Анри Труайя. Умопомрачение (читает Елена Полянская)
  • 06. Анри Труайя. Фальшивы......


О клубе :: Ресурсы :: Правообладателям :: Обратная связь :: ЧаВо :: Полезно :: Форум

Анклавы Клуба в социальных сетях:
официальный паблик  Клуба любителей аудиокниг вКонтакте  Клуб любителей Аудиокниг - Твиттер  Клуб на ФейсБук  Клуб любителей Аудиокниг - наш канал на YouTube  Канал Клуба Любителей Аудиокниг в Телеграм  
подписаться на почтовую рассылку


abook-club.ru 2004-2017
Дизайн: yuriy12, Alexxus, Верстка: gracer, Поддержка каталога: vTinka & co
Администрирование сервиса: nicksu, Выборочная корректура: smb46
Программирование: Виталий Ляпота (a.k.a. Vitalik)