Клуб Любителей Аудиокниг
 
КАТАЛОГ АУДИОКНИГ
Исполнители
Авторы
Рецензии
Название
Список исполнителей на букву:
Поиск исполнителей:
НАЙТИ!
Список рецензий на букву:
Поиск рецензий:
НАЙТИ!
Список авторов на букву:
Поиск авторов:
НАЙТИ!
Список аудиокниг на букву:
Поиск аудиокниг:
НАЙТИ!





Хотите подписаться на наши обновления?


Клуб в социальных сетях:
официальный паблик  Клуба любителей аудиокниг вКонтакте  Клуб любителей Аудиокниг - Твиттер  Клуб на ФейсБук  Клуб любителей Аудиокниг - наш канал на YouTube  Канал Клуба Любителей Аудиокниг в Телеграм




Море, Море - Айрис Мердок

    Аннотация:
`Море, море` - одна из поздних и наиболее известных книг Айрис Мердок. Почему? Возможно, потому, что в этом романе трогательная `камерность` автора переходит в откровенную `глобальность`. Почему? Возможно, потому, что здесь надрывность и некая незавершенность прозы писательницы практически впервые - не теряя изощренного психологизма - перевоплощаются в стилистическую цельность. Почему? Возможно, причину вы поймете сами...

Книга была предложена коллегой inear - за что ему отдельное спасибо.

По ссылке из нашего каталога вы сможете скачать эту книгу через торрент или ссылку файлообменника.
Рецензии публикуются в порядке поступления.

Двигаясь по следу Финклера - см. Post Link: [Внимание, вопрос:] Вопрос Финклера - мы провели голосование Topic Link: По следу Финклера. Выбираем книгу вместе и выбрали новый объект пристрастного обсуждения.
Наш выбор - книга Айрис Мердок - "Море, море"
user posted imageМердок Айрисuser posted imageМоре, море (user posted imageЕрисанова Ирина) //ссылки: user posted image user posted image

Айрис Мердок - Море, море





Valeriy468 Valeriy468
Грёзы и демоны воспоминаний

Для начала определимся с жанром произведения. Говорится, что книга из серии "История любви" и открытым текстом в содержании:
Разумеется эта книга - повесть о любви
) То есть любовный роман, женская проза. Но в то же время (что и привлекло меня) писатель Айрис Мёрдок (женщина) устами гл. героя Чарлза Эрроуби (мужчина) заявляет, что перед нами
... исповедь себялюбца не совсем, но что-то в этом роде ... Конечно же нет смысла чётко разграничивать мемуары, дневник, философский журнал. Попутно, читатель, я могу рассказать тебе и о моей прошлой жизни, и о моём мировоззрении ... В размышления всё это укладывается вполне естественно. Вот так бестревожно ... я и обрету свой литературный жанр ...

И далее перед тем, как погрузить нас в свой мир грёз и демонов воспоминаний, Эрроуби сообщает:

Театр, вот где убеждаешься в быстротечности земной славы. Теперь я отрекусь от волшебства и стану отшельником ... Конец жизни справедливо считают порой размышлений ... И сейчас мне за шестьдесят

- Пища — тема серьезная,
и на эту тему писатели,
между прочим,
не лгут.
Постепенно мне стало ясно,
что заглатывать
в больших количествах дорогую,
замысловатую и далеко не всегд
а вкусную пищу
в общественных местах
не только безнравственно,
неэстетично и вредно для здоровья,
но и не доставляет никакого
удовольствия

Чарлз, бывший знаменитый театр. режиссёр, уходит на покой и поселяется на берегу Северного моря, недалеко от Лондона.

Когда речь заходит о театре, театр. новинках, новом прочтении, видении, интерпретации в постановке театр. пьес, мне сразу же вспоминается один юмористический рисунок. Театр. зал полон зрителей, откравается занавес и ... за ним предстаёт зеркальная картина - такой же полный зал зрителей. Все напряжённо, затаив дыхание, глядят друг на друга.Фурор!!! Все мы давно знаем, что по Шекспиру "Жизнь - это театр и мы в нём актёры." А кто режиссёр или режиссёры? Так вот в данном случае Эрроуби перенёс свои театр. задатки режиссёра со сцены непосредственно в происходящее в его приобретённом имении-поместье Шраф-энд. Все должны были играть свои роли согласно планам-грёзам, отведённым им сценариями Чарлза. Но всё не заладилось с самого начала, а финал "постановки" оказался совсем иным, нежели планировал Чарлз. Он переоценил свои возможности и дар, возомнив себя истинным провидцем-режиссёром жизненных судеб мира сего. Эрроуби ужасается воочию увидев

какие несчётные цепи роковых причин и следствий раскинули на земле человеческие тщеславие, ревность, жадность, трусость, чтобы другие люди о них спотыкались

После произошедшей череды ярких событий Чарлзу остаётся только констатировать итог своего отшельничества:

Странно подумать, ведь переселяясь к морю, я воображал, что расстаюсь с мирской жизнью. Но не успел отречься от власти в одном её виде, как она уже нужна тебе в другом обличье ... Можно ли себя изменить ? Едва ли, в лучшем случае такие перемены измеряются миллионными долями миллиметра ...

Принимая во внимание то, что автор романа являлась и преподавателем философии в Оксфорде, закономерен особый интерес к её отступлениям, диалогам и вообще выкладкам-размышлениям по вопросам этики, религии ... В данном романе весьма интересен спор Чарлза с его кузеном Джеймсом о тибетском буддизме и религии в целом.

Откровенно говоря я не ожидал от автора - женщины в "повести о любви" такой приземлённой, логически продуманной и завершённой концепции у всех героев романа, а не обычных "пуси-муси", присущих большинству женских любовных творений. Да и вообще язык романа превосходен, что является немалой заслугой чудо - переводчика Марии Фёдоровны Лорие (всего перевела 4 романа Мёрдок - ещё "Под сетью" в 1966 г.,"Дикая роза" в 1971 г. и "Алое и зелёное" в 1968 г.).

Касаясь исполнения романа Ириной Ерисановой, я остался весьма доволен. Всё "тип-топ", никаких нареканий. Я уже привык и к её голосу, и к её манере чтения.


Кстати, рецензию о море, вернее о романе про море, я пишу уже вторую. Первая - Post Link: Алессандро Барикко - Море - океан . Но там совершенно другое море! ( И совершенно другая потрясная книга!) А здесь море ... в глубинах которого у каждого запрятан свой собственный ужасный кольчатый змей ( "скелет в шкафу"), ведь вы же поверили Чарлзу, что

... со мной вместе в котле было моё морское чудище"
И автор это
благословенное северное море, настоящее море, с чистыми милостивыми приливами и отливами, не то, что Средиземное, этот котёл вонючего разогретого супа
наделяет одновременно и такими уничижительными эпитетами, как "кровожадное глумливое" и даже "отвратное". Это (думается) продиктовано или чем-то личным у писателя, или исходя из событий в романе.

И в заключение - мне книга понравилась и прочитать её, по-моему, не помешает. Хотя бы потому, что, как говорит ГГ романа Чарлз Эрроуби :

Хотел бы я знать, что ещё ждёт паломника на кишащем демонами пути земной жизни ?
А их, человеческих страстей - демонов добрых и злых на земле море, бескрайнее море, ведь у каждого имеется своё собственное "морское чудище", не говоря уже о всевозможных божках помельче степенью воздействия. И, чтобы быть во всеоружии, присмотритесь к демонам романа "Море, море" Айрис Мёрдок.
    P.S.
После написания рецензии на роман посмотрел фильм "Айрис" (2001 г., Великобр., США, реж. Ричард Эйр, в гл. роли - Кейт Уинслет и Джуди Денч) и ознакомился с отзывами на книгу на других сайтах. Однако корректировать и дополнять свои выводы и рассуждения не стал. Пусть всё остаётся на уровне первого моего впечатления, без дальнейшего домысливания и расстановки всех точек над "i".



Galina
Книга показалась очень интересной, причем интерес возрастал по мере прослушивания. Что-то завораживающее было в одушевленных описаниях моря и скал, в неукротимом стремлении немолодого главного героя завладеть постаревшей девушкой своей мечты, вернуть свою первую незабываемую любовь.
В этом было для меня нечто и понятное и в то же время ускользающе нелогичное.
Очень скоро как-будто все прояснилось, когда предположила, что необычность содержания в том, что от имени главного героя-мужчины выступает автор-женщина. Она "переоделась" в мужчину и играет мужскую роль. От имени Чарльза передаются ее собственные мысли и переживания. Женское начало сознательно или неосознанно выступает наружу.

- В Англии честолюбивая хозяйка дома
не только возводит кулинарию
в ритуал и в добродетель,
очень часто она изощряется
в своем искусстве ради людей,
которые вообще не ценят еду,
хотя нипочем не сознались бы в этом.
Большинство моих театральных приятелей
успевали так нализаться
перед званым обедом,
что у них не было ни малейшего аппетита
и они даже не замечали, чем их кормят

Не случайно почти все основные действующие лица – люди театра. Сценой действа служит старый дом на скалистом берегу моря. Рядом находится богом забытая деревушка и где-то в пределах досягаемости Лондон.

Убедительна Хартли, та самая бывшая девушка Чарльза – главного героя. Она в книге говорит крайне мало, за нее думает и рассуждает Чарльз (или Айрис Мердок в образе Чарльза). Когда-то совсем юной девушкой Хартли любила Чарльза, но не взрослой страстью, а детской любовью-дружбой.
Его обожание, обожествление их простых отношений пугало ее. Чарльз не сомневался в их женитьбе, однако уехал на учебу в Лондон. Этот непонятый ею отъезд обидел и оттолкнул девушку. Она стала женой другого человека. Может быть, она не очень верила в искренность Чарльза, может быть, тянулась к чему-то более понятному и надежному.
В образе этой девушки тоже сквозят собственные юные переживания автора.

Остальные персонажи заполняют сцену, то внезапно появляясь, то исчезая. Они изображены весьма схематично – ярко выделено какое-то одно особенное свойство характера - и только.

Во всех женских образах (Хартли, Лиззи, Клеменс, Розина) – автор отражает, как в старом зеркале, что-то свое собственное, - какие-то свои мысли, чувства, возможно, действия, события. Они не придуманы, они извлечены из ее памяти и слегка закодированы. Она разложила свои чувства, размышления, черты характера, явные и скрытые, по всем персонажам этой пьесы.
Собрав их воедино, можно попытаться представить себе личность самой А.Мердок.
Даже погибший юноша Титус – отражение не случившегося сына.

Самая длительная связь Чарльза с Клеменс – женщиной, старше и опытнее его, которая "сделала его", обеспечила его карьеру, тоже как бы подтверждает мои предположения (если посмотреть биографию автора).

Непонятна роль кузена Джеймса. Двоюродный брат, друг-враг с детства. Офицер (разведчик, шпион?) носитель тайных восточных знаний. Какова его роль в жизни Чарльза? Олицетворение судьбы, рока? Мысли о нем всегда беспокоят Чарльза, вносят тревогу в его жизнь. Эти мысли как правило, неприятные, непонятные, с привкусом зависти и соревнования.
Однако Джеймс всегда появляется в нужный момент и даже таинственным образом спасает Чарльза от смерти.
А после сам странно умирает. Оставляет брату приличное состояние.

После смерти Джеймса отношение к нему у Чарльза резко изменилось. Осталось непонимание, но и благодарность, осознание какой-то своей вины.

Море – один из главных "персонажей". Могучая стихия, взаимодействующая с человеком, несущая радость и погибель, самодостаточная и неподвластная.
Как отзвук стихийности – порой непредсказуемое поведение действующих лиц, руководствующихся подсознательным непреодолимым стремлением. Битье зеркал и посуды, опасное сбрасывание камней со скал (бывшая любовница Розина), немотивированная попытка убийства Чарльза его бывшим коллегой и обожателем, внезапный припадок Хартли, неуемное стремление Чарльза вернуть себе уже чужую жену, совсем не желающую этого.

Такое впечатление, что эти неадекватные "стихийные" возможности автор ощущает и в себе. Они подавляются, но, возможно, и вырывались когда-то наружу?

Потеряв надежду вернуть Хартли, утратив Джеймса и Титуса, Чарльз вроде как образумился, продал свой таинственный дом и вернулся в Лондон.
Он стал обычным богатым пожилым джентльменом, все нестандартное осталось в прошлом.
Пьеса окончена. Занавес.

Даже подробная биография не может раскрыть человека так, как он сам в состоянии это сделать, да и самому не всегда удается.

Думаю, что когда-нибудь еще раз прослушаю эту необычную книгу.

Исполнение Ерисановой сначала удивило, казалось, зачем браться за мужскую роль? Позже только подтвердило мою догадку, и показалось вполне уместным.
Шекспир (недаром и Чарльз и Титус увлекались им):

Весь мир — театр.
В нём женщины, мужчины — все актёры.
У них свои есть выходы, уходы,
И каждый не одну играет роль...



Aliza
Дослушала безо всяких последствий для мозгов. В книге безусловно, есть настроение, но общего смысла я не уловила. С точки зрения здравого смысла они все здесь странные и неадекватные. Чарлз всю жизнь прожил в плену фантазий, иллюзий и наваждений. И лишь к концу книги как бы прозрел.

По-моему, Чарлз Эрроуби тысячу раз мог быть счастливым, и судьба дала ему все, чтобы быть счастливым - здоровье, материальный достаток, моложавость, крепкое тело, он совсем не похож на шестидесятилетнего человека. Приятный, добрый, гостеприимный, щедрый.
Но, беда его в том, что он не понимает и не любит никого из тех, кто был рядом. Кажется, ему никто и не нужен. Одно только море он любит всегда. О благословенное северное море, настоящее море,
Посмотрим, что будет в финале, может быть, он меня еще удивит.

Временами было жаль Чарлза, ну как же, такой одинокий, сумасшедший, несчастный и одержимый. Но сейчас, когда книга уже прослушана, нет, не жаль его. Романтический эгоист , в общем-то черствый и бесчеловечный, если судить не по его дневниковым записям, а по поступкам.

И кулинар он так себе.

Сам не знаю, откуда у меня взялось это счастливое кулинарное мастерство. вареный репчатый лук и к нему, кто хочет, холодные мясные консервы...На второй завтрак — сосиски с омлетом, потом готовая коврижка, которую я сбрызнул лимонным соком и залил йогуртом и сметаной. Запил сидром, чтобы не пропадал... На обед у меня было яйцо-пашот в горячем омлете, потом окунь, тушенный с луком и капелькой порошка карри, а к нему — немножко кетчупа и горчицы... Вчера на завтрак я ел макароны с сыром из банки, приправленные прованским маслом, чесноком, базиликом и опять же сыром, а на второе — вкуснейшие холодные вареные тыковки...

Ну да, ну да, офигеть, как гедонистично. Представила себе эти холодные вареные тыковки.

- На второй завтрак
я съел селедочное филе,
быстро размороженное в кипятке
(отчасти эту работу уже выполнило солнце),
сдобренное лимонным соком,
прованским маслом
и чуть припудренное душистой травкой

А вообще - как-то я не прониклась этими страстями, не поняла мотиваций, я думала в за 60 люди живут другими ценностями. Здесь все как-то по-школьному, как подростки, один только кузен ведет себя как взрослый.

С романтической точки зрения - роман Море,море - музыка напрасно прожитой жизни...
Или можно сказать так - Чарльз Эрроуби, это человек-парус, который

Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой.
А он,мятежный,просит бури,
Как будто в бурях есть покой!

Ну это я так, иронизирую... Временами книга вызывала чувство тоскливого дискомфорта, и мысли, а зачем все это было написано ?
Что нового я узнала ? Может, я не так слушала ?
    а читать хором мне понравилось



Вася с Марса
Пишу отзыв через неделю после прослушивания. Так у меня частенько бывает. А когда не пишется - я бросаю. Сейчас не пишется. Потому что нечего особо сказать про эту книгу.

Очень понравилось начало, но развитие сюжета, с его резкими слабо мотивированными скачками в хорошо знакомом стиле "а давайте сольем половину действующих лиц" вызвало скорее недоумение.

Сегодня, если закидываешь в плеер книгу, написанную женщиной, всегда задумываешься.

- По счастью,
я очень люблю все виды
хрустящего скандинавского печенья,
которое рекламируют
как средство для похудания.
Худеть от него, конечно,
не худеют.
Кому суждено быть толстым,
тот толстеет от любой еды

Таковы результаты гендерной революции, теперь есть книги, которые не годятся для X хромосомы. Скажем прямо, Мердок - не самый явный, но как раз тот случай. Так что некоторая взбалмошность и лишенное логики поведение, подвластное лишь эмоциям, позволяет однозначно классифицировать главного героя в качестве мальчика, придуманного девочкой.

Но это бы нечего, можно списать на театральность, о которой постоянно напоминает автор.

    Главная проблема в другом
- в какой-то мнящейся Мердок страшной жестокости и властности, присущей персонажу. И вот этого там нет. А я люблю патологических типов - я ждал все 20 часов звучания. Хотелось бы попенять автору на этот счет и порекомендовать ей ознакомиться со взглядом коллег, таких, как Джозеф Хеллер и его Что-то случилось то, что есть бытовая жестокость, чем награждает властность, как влияет на поведение гордость и как за это приходится расплачиваться

Да, некоторое очарование одиночества и постепенного умирания проходит флером на заднем плане, но с фактологией романа не сочетается. Непонятен ввод героев с могучими внутренними силами, почерпнутыми в Тибете. Не до конца ясна тематика жестокости ветеранов, которые то ли бьют своих жен и детей, то ли не бьют.

Отлично показана переписка - вот эти страницы читаешь с удовольствием. А еще - питание. Вот благодаря этим пассажам книгу можно смело записывать в хорошие. Точное перечисление ингредиентов холостяцкого меню с акцентом на ритуальность принятия пищи - вот это все просто замечательно сделано. Ново? Нет. Но хорошо.

А все что там про любовь - скучно и надуманно. Такое мое имхо.
А Ирина Ерисанова - ей я готов петь серенады безумолчно



Lenya
Книга оставила после себя очень противоречивые чувства, что, наверное, является признаком того, что книга хорошая. Ее хочется обсуждать, ну или хотя бы делиться впечатлениями.

Несмотря на безусловные достоинства романа, погружению с самого начала мешал "творческий подход" г-жи Ерисановой. Мало того, что первый час она безбожно спотыкалась чуть ли в каждом предложении (от чего так и не смогла полностью избавиться до конца книги) - это я могу понять [но не простить], так как Логос же.
НО она всю книгу читает как будто это плохая одноголосная озвучка сериала из 90х. Персонажи сбиваются в кучу, непонятно кто кому что сказал, все кудахчут как чопорные тетушки, собравшиеся на 5 o'clock tea. Это шаблонное интонирование и подкрашивание текста не просто испортило мои впечатления, но отравило восприятие всей книги. Если бы не формат мероприятия, я бы перешла на чтение глазками, а так заставила себя дослушать. Что обидно, так это то, что такое прочтение мешает воспринимать героев как-то иначе, чем кучку инфантильных и неглубоких идиотов.

Почему я считаю, что персонажи не могут быть такими имбецилами? Потому что там собрались немолодые люди, каждый со сложным жизненным путем. И разговаривают они не о погоде за утренним чаем, а о самом болезненном и личном, что только есть в их жизни. Таким голосом и с такими интонациями люди не обсуждают свою боль и горе.

Конечно, на восприятие также влияет избранная автором форма романа - дневник, записки главного героя, набросанные по следам событий. Давно замечала, что через дневник любой человек кажется глупее, одиозней и эгоистичнее, чем он есть на самом деле. Наверное, это связано с тем, что обычно люди больше чувствуют и действуют, не облекая все свои мысли и ощущения в слова. Когда же начинаются самокопания, которые еще и выливаются на бумагу, пропадает объем и противоречивость, глубина восприятия - довольно ловкий авторский ход для выбранной фабулы.

Так что, исходя из вышесказанного, я не считаю, что Чарльза стоит оценивать только из того, что было написано. Скорее наоборот, стоило бы сопротивляться его взглядам и оценкам, пытаясь составить о нем, его друзьях и событиях романа свое собственое мнение, основываясь на намеках, обрывках, воспоминаниях, случайных фразах. Весь роман именно об этом - какие тесные сети сплетают ограниченное восприятие и фантазии людей. Как по-разному могут два человека запомнить их общее прошлое, как по-разному воспринимают поступки и слова друг друга.

Чарльз Эрроуби не ангел. Описание заточения Хартли, ее нервного срыва меня просто шокировало, я не могу понять, как можно быть таким упертым, закрывать глаза на страдания и разрушение другого человека, так не уважать чужую свободу, чувства, да и здоровье, наконец. Ну, то есть, я все могу понять и даже вспомнить некоторые подтверждения из личного опыта, но это так страшно и чудовищно для меня, что я не представляю, как Чарльз после этого мог надеяться хоть на что-то. После такого, да даже и после того, как он врал о времени (так крепко ее подставив перед Беном), для меня был бы только один выход - бежать, бежать и никогда больше не доверть этому человеку ни в чем.

Амбициозный, порывистый, властный, чувственный и оттого (а еще от дурного воспитания) жадный и завистливый, Чарльз был еще более испорчен театром и режиссерской деятельностью.

- ...макароны с маслом и сушеным базиликом.
Базилик, вне всякого сомнения,
лучшая из душистых травок.
Потом молодая капуста,
тушенная на медленном огне,
с укропом.
Вареный лук с заправкой
из муки грубого помола,
травки, соевого масла и помидоров,
туда же вбить одно яйцо.
К этому — два ломтика
холодного консервированного мяса

Очевидно, он талантливейший манипулятор - это профессиональная черта большинства режиссеров. Более того, презрение к окружающим, привычку брать все в свои руки и решать за других тоже можно считать частью профессиональной деформации. Ну и жертвы его, по большей части из актерского круга, привыкли безусловно верить и подчиняться. В то же время, когда Чарльз сталкивался с людьми не из театрального круга, его "магическая власть" таяла на глазах. Мне кажется, он был по-настоящему счастлив с Клемент, которая была старше, мудрее и как минимум не менее сильной и влиятельной личностью, чем он. Думается, что союз с ней какое-то время сдерживал его худщие черты. По крайней мере, она не давала ему зарываться уж очень сильно. Даже на побережье он приехал не за Хартли, а за воспоминаниями о Клемент. Однако он не мог это в полной мере оценить, пока совсем не потерял ее. Что поделаешь, люди вокруг в большинстве не блещут осознанностью и адекватностью, заигрываются в свои представления и фантазии, а уж в театральной среде и подавно, в этом я вполне солидарна с основным посылом книги как я его вижу. Реальность вообще сложно нащупать, обладая лишь субъективным восприятием.

Тут же Мердок добавляет в роман немного чертовщинки. Называть это элементами магического реализма было бы слишком, так как магический реализм предполагает явное и безусловное присутствие нереального, потустороннего. Мердок же оставляет неразрешенным вопрос, где кончаются фантазии Чарльза и начинаются факты. Мне понравилось описание факирских фокусов Джеймса, так же как и сама фигура этакого одинокого военного, открывшего для себя тайны востока. Однако тайны остаются тайнами:

  • было ли морское чудовище и что с ним стало?
  • как спасся Чарльз из моря?
  • что случилось с Джеймсом?
  • Джеймс ли магически призвал Титуса?
  • что за силы Титуса уничтожили?
Мне кажется, это тоже часть авторского замысла. В обычной жизни мы не можем точно сказать, столкнулись ли мы с чудом, или это только наше воображение разыгралось. Да и есть ли это чудо в принципе, или существуют лишь безграничные возможности человеческого разума и странные "соседи" по планете в виде морских змеев и демонов в ларцах.

Подводя итоги:
не могу сказать, что книга открыла мне что-то новое. Более того, финал оставляет ощущение неудовлетворенности, даже разочаровывает, потому что, на первый взгляд, создается впечатление, что жизнь Чарльза возвращается на старые рельсы. Автор как бы бросает тебя со слепком чьей-то чужой, бессмысленной и дизгармоничной жизни, а ты думай что хочешь. Никаких готовеньких ответов, никакого обобщения или морали, однако, сложно было бы ожидать иного от случайных набросков, записанных главным героем от скуки. Я бы сказала, что Мердок в своей погоне за реализмом этот самый реализм потеряла, но невозможно понять, где заканчивается литературный прием и начитаются слабости самого автора. Да и вернулась ли жизнь главного героя в свою колею, или это лишь иллюзия, внешняя форма?






dominoolga
Весь мир - театр.
В нём женщины, мужчины - все актёры.
У них свои есть выходы, уходы,
И каждый не одну играет роль. Семь действий в пьесе той
Шекспир
У Мердок 6 историй плюс постскриптум, будем считать, что семь.

Стареющий театральный режиссер, бросивший театр, пишет мемуары – вот основа романа.
Хотя наш герой и бросил Театр, но режиссером он остался. Поэтому, купив дом в уединенненом месте, начинает страдать от отсутствия актеров. В голове роятся идеи, а реализовывать их некому. Вот и шлет письма старым приятелям и любовницам, дабы развеять скуку и поставить новый спектакль на подмостках своего домашнего театра. Сценарий пишется по ходу пьесы, с учетом появления новых персонажей, которых условно разделим на три группы.

  • Первая группа – профессионалы: Лиззи, Розина, Перри, Титус (тоже мечтает быть актером), Гилберт. Эти пляшут под дудку Режиссера, как и полагается Актерам.
  • Другая группа – непрофессионалы – Хартли и Бен. Эти портят весь спектакль, ибо никак не вникнут в суть постановки, и, кто в лес, кто по дрова. Для этих, вторых, Режиссер – не авторитет, им свои интересы важнее Театра.
  • Третья группа предтавлена всего одним персонажем. Джеймс.
    Его трудно определить. Пожалуй, назову его театральным критиком. Режиссер к нему относится именно так, как к критику – затаив дыхание слушает его мнение, ненавидит и уважает одновременно. (Примерно так, вообще-то сложно описать эти отношения в двух предложениях)
Что за тип наш герой? Вот что о нем говорит Розина (самая умная из всех женских персонажей)
Ты всю жизнь прожил в гедонистском раю и вел себя как негодяй, и тебе это сходило с рук, потому что ты всегда выбирал женщин, которые могут без тебя обойтись. И Боже ты мой, ты был достаточно откровенен, не связывал себя никакими обязательствами, никогда не говорил, что любишь, даже когда любил! Холодная рыба с чистыми руками!

Обобщим:
холодная рыба, гедонист, манипулятор, завистник, эстет и фантазер (если хотите, не фантазер, а творческая личность, но в моем восприятии все-таки - фантазер).
Вот таков этот тип – Чарльз Эрроуби.

Остальные персонажи щедро выписаны и охарактеризованы. Но здесь о них не буду распространяться, ибо займет слишком много места.

Параллельно (или, скажем так, на фоне) с постановкой импровизированной пьесы наш герой переживает кризис пожилого возраста.
Он оглядывается назад и пересматривает свои достижения и неудачи.

- Скоро буду завтракать —
доем мясные консервы с вареным репчатым луком.
(Вареный лук — тоже яство для королей.)
Красную капусту я доел вчера вечером,
с яичницей, и выпил изрядную
толику испанского белого вина
(напрасно)


У него формируется чувство отчаяния, сопровождающееся переживаниями по поводу нереализованных возможностей и совершенных ошибок. (И этот затеянный им спектакль - своего рода попытка исправления ошибок прошлого). Все эти рефлексии составляют добрую половину романа.


Понравилось в романе:
  • следить за творческой частью создания «сценария», ходом мысли, как лучше сманипулировать «актером»
  • Описание моря, скал, дома (особенно деталей – зеркало в оправе, красная комната, столик красного дерева). Декорациям режиссер придает огромное значение, настоящий художник.

Понравилось частично:
  • Описание трапез. Маслины, печенье, лепешки, сыр, испанское вино, курага, много других вкусностей – заманчиво подано, хотя тут изрядно подпортил впечатление вареный репчатый лук. Да и количество описаний многовато на мой взгляд, скучно становится, много повторений.

Не понравилось категорически:
  • Мистическая линия романа. Морской червь, «загадочная» смерть Джеймса, нагнетание черных красок (отель «Ворон», ресторан «Черный Лев», предыдущая владелица дома Миссис Чорни, последующие владельцы дома Шварцкопфы и т.д).К чему? Портят цельность произведения, и только. Одно время, казалось, что это помешательство Чарльза, потом не подтверждается. Так зачем эти зародыши мистики?
  • Ну о-о-очень затянуто. Об одном и том же 100 раз, вокруг да около.
  • Чтение Ерисановой некоторых партий (например Титус, шофер Фред и др.) – ужасно. К чему делать этот голос обиженного слабоумного?

Вообще из-за Ерисановой я очень страдала, пока слушала, но это - личное неприятие. Прочитай книгу Пинскер, Прудовский или Заборовский и эта «холодная рыба» была бы осетром, катраном или лососем, а в Ерисановой - селедка, да и только.
В целом, роман мне не понравился, стерт с диска навсегда. Дотянула до конца, лишь из желания поучаствовать.






oskorobo oskorobo

Как кому не знаю, а мне писать отзыв на эту книгу затруднительно. Для меня остались загадкой почти все герои книги.Ни про одного из них я не смогла составить однозначного мнения. Вполне возможно эта невразумительность героев вызвана тем, что все герои описываются не объективно, а через восприятие главного героя. Ну а у главного героя нет постоянного мнения ни о ком из них.

- Я поел печенья и маслин,
потом выскреб из кастрюли
остатки солянки и,
прихватив тарелку и бокал
белого вина,
снова пошел
любоваться морем.

Сам же ГГ тоже не вызвал у меня ни симпатии, ни антипатии, ни понимания его поступков. И нельзя сказать, что ГГ не вызывает никаких чувств. Вызывает. Например, чувство гадливости и недоумения - когда после любовных терзаний он тут же описывает, что ел на ужин... - эгоцентрик упивающийся своими переживаниями. Или оторопь - когда ГГ запер Харти у себя дома. И даже к этому поступку у меня нет однозначного отношения. С одной стороны это ужас что такое, а с другой - может и впрямь ей надо было помочь уйти от мужа...?

Его любовь всей жизни - Харти, я также не поняла. То ли зомби, то ли врушка, то ли набитая старая дура, то ли женщина с добрым сердцем и сломленной волей.

Могу сказать только, что любовь ГГ была самопридуманна им и что всегда легче жить мечтой о том, как было бы хорошо с той или другой, и намного сложнее строить отношения с живым человеком, который рядом.

В общем и целом мой отзыв такой же невразумительный как и аннотация на книгу. И я обязательно прочитаю все рецензии, чтобы понять как другие поняли эту книгу.

Может в этом и есть мастерство писателя, что каждый видит что-то своё в том же самом тексте?...




inear inear

Оскар Уайльд во вступлении к Портрету Дориана Грея писал, что критика является одним из видов автобиографии. Я написал, просто возникшие у меня по поводу данного литературного произведения мысли, ни в коей мере не претендующие на объективность. На мой взгляд писать рецензию на эту книгу иным образом слишком трудоемкая, ненужная и практически непосильная задача. Повествование многослойное. Описать все что «накрутила» здесь Айрис Мёрдок — тема для диссертации.

Когда я прослушал начало книги, у меня создалось впечатление, что она об одиночестве разочаровавшегося стареющего некогда известного человека, его несколько запоздалых наблюдениях о жизни и переосмыслении предыдущего опыта. С элементом мистики, поскольку городские жители вдали от привычного быта, да еще и в одиночестве, поневоле частенько становятся суеверными. Чарльз Эрроуби собирался написать о своих взаимоотношениях с женщиной, почти в два раза старше, актрисой Клемент Мэйкин. Вероятно это были самые значимые отношения в его жизни, поскольку он неоднократно писал, что Клемент его «создала». Но вместо этого один за другим всплывают «незавершенные гештальты».

- Я пил и ел медленно,
как и следует
(«готовить быстро, есть не спеша»),
не отвлекаясь, благодарение Богу,
на разговоры или на чтение.
Есть так приятно, что даже мысли надо
на это время по возможности
отключать. Конечно, и чтение, и мысли
— все это важно,
но не менее важен
и процесс насыщения

Первой в повествовании появляется Лиззи Шерер, женщина, судя по всему, беззаветно преданная Чарльзу, вопреки, а возможно и благодаря его жестокому к ней отношению. Ведь не стоит забывать, что большая часть действующих лиц романа актеры(а Чарльз писал, что все актеры - мазохисты) и соответственно даже в обычной жизни они ведут себя драматично и предстают скорее как «архетипы», чем как обычные люди.. Возможно Мёрдок решила сделать главных действующих лиц актерами уже в процессе работы над романом, когда ей показалось неубедительным столь шаблонное поведение. У актеров бы это объяснялось многолетней привычкой к драматизму и сформированными «амплуа». Может быть, именно поэтому книга отдает дешевой театральщиной, «Санта Барбарой» и практически юношеским максимализмом, странным у вполне зрелых и даже скорее немолодых людей.

Женские персонажи удались автору убедительнее мужских. К примеру Лиззи — это именно Лиззи. От женщины с таким именем и внешностью, вполне можно ждать подобного поведения. Страстная, добрая, верная, любящая... Она принимала свою зависимость от Чарльза и хотела быть его пажом. Ощущая себя скорее порывистым мальчишкой, чем знающей себе цену женщиной, она упивается своей жертвенностью и самоотверженностью.

Повествование резко изменяется, после следующей записи в дневнике:

Мне только сейчас пришло в голову, что в этих «мемуарах» я мог бы написать о своей жизни кучу небылиц и все приняли бы их за чистую монету. Таковы человеческое легковерие, сила печатного слова и любого известного имени, особенно если оно связано со «зрелищным бизнесом». Даже когда читатели говорят, что не очень-то верят автору, они лукавят. Им ужасно хочется верить, и они верят, потому что верить легче, чем не верить, и еще потому, что все написанное на бумаге можно назвать «в каком-то смысле правдой».
Сложно не усомниться, реальность (в рамках романа, естественно) или фантазию описывает Чарльз, поскольку после этой записи буквально весь мир книги начинает вращаться вокруг него. Сначала он описывает первую любовь своей юности, закончившуюся для него трагически. Потом один за другим на сцене появляются выпестованные им актеры: трогательная Лиззи, услужливый и незлобивый Гилберт, колдунья-ревнивица Розина, гневный Перегрин.. И наконец оказывается, что сама эта первая любовь, по невероятной случайности живет в том же захолустье, что и ушедший на покой Чарльз Эрроуби. Внезапная встреча с двоюродным братом Джеймсом в музее и появление сбежавшего приемного сына Хартли, так же сложно назвать иначе, чем удивительным стечением обстоятельств.

Я не могу согласиться с мнением, что чувства Чарльза к Хартли исключительно надуманы. Мне представляется, что Чарльз действительно любит, или, по крайней мере, испытывает сильную привязанность к Хартли. События юности в них обоих оставили неизгладимый след. В Хартли чувство вины и раскаяние, в Чарльзе разбитые (все же не до конца) надежды и вопрос «почему?». Оба они всю жизнь бежали от этих воспоминаний. И когда те под воздействием обстоятельств снова пробудились, то лишили их покоя.

Отдельного упоминания заслуживает замечательное самомнение Эрроуби. Именно это самомнение позволяет ему без прикрас описывать свои самые эгоистические, низкие и жестокие поступки, не пытаясь как-то оправдаться и не испытывая стыда (а может это бахвальство?)

Если в конце концов она все-таки решит отказаться от меня, то этим только докажет, что она меня недостойна

Отношение Чарльза к бывшим пассиям вызвало у меня отвращение схожее с тем, которое возникало во время чтения «Волхва» Джона Фаулза. Возможно, среди англичан распространен такой лживый, холодно-циничный, но при этом страстный и чувственный тип мужчин. На мой взгляд, Мердок блестяще удалось передать, как под воздействием момента изменяется оценка ситуации главным героем. Это многократно происходило в отношении Чарльза к Лиззи, Хартли, Джеймсу..

Мистическую линию романа лично я связал бы с временем когда была написана книга. Временем весьма близким к рассвету психоделической культуры, «хиппи» и популярности лсд.

К переводу особых замечаний у меня нет. Единственное, что заметил, это перевод слова meditation как размышление, хотя из контекста было абсолютно понятно, что имелся ввиду процесс медитации.

    Чтение:
Во время прослушивания приходилось делать небольшое усилие, для синхронизации с Ерисановой. Нельзя сказать, что я полюбил ее исполнение, но и сильного дискомфорта оно больше не вызывает. Однако возможно мое восприятие данной книги было бы значительно полнее, прочти ее Терновский или Прудовский. Ерисанова блестящий профессионал, этого не отнять, но она вечно не дорабатывает. Относится к своему делу чрезвычайно по-ремесленному, обеспечивая необходимый минимум качества, но не более того. Книга (в особенности ее начало) могла бы быть куда лучше, если бы Ирина Александровна заранее подготовила текст. В целом, как чтец, она подходит для этой книги. Вначале было несколько раз прочитано плавнИк, вместо плАвник. Также резануло ударение в имени Памелла.
    Итог:
На мой взгляд, книга определенно стоящая. Я бы ее посоветовал тем, кому по душе творчество Фаулза, с оговоркой на то, что этот роман очень напоминает «мыльную оперу». Айрис Мердок произвела на меня сильное впечатление. Вероятно, со временем, я прослушаю еще несколько ее книг. Эта книга не перевернула ничего в моем мире, зато оставила меня в смятении, что по-своему интересно. Единственное, чего мне не хватило — масштабности. Слишком все камерно. Но ведь это же дневник.


forumОбсудить на форуме


Аудиокнига: Сухинин Владимир - Виктор Глухов 02. Студент на агентурной работе
Автор: Сухинин Владимир
Название: Студент на агентурной работе
Исполнитель: Чернов Александр
Цикл/серия: Виктор Глухов
Номер книги: 02
Жанр: Боевая фантастика, Боевое фэнтези, Героическое фэнтези, Попаданцы
Издательство: Медиакнига
Год издания: 2017
Качество: mp3, cbr, 128 kbps, 44 kHz, Joint Stereo
Размер: 885,88 MB
Длительность: 16:00:48
Описание:
Студия «МедиаКнига» представляет вторую книгу серии «Виктор Глухов» современного популярного писателя Владимира Сухинина.
Майор Глухов получил вторую жизнь в теле пятнадцатилетнего наследника барона Ирридара из закрытого магического мира. Завербованный метаморфом с позывным Демон в полевые агенты Управления административного дознания и оснащенный сверхсекретным эксперимента......


О клубе :: Ресурсы :: Правообладателям :: Обратная связь :: ЧаВо :: Полезно :: Форум

Анклавы Клуба в социальных сетях:
официальный паблик  Клуба любителей аудиокниг вКонтакте  Клуб любителей Аудиокниг - Твиттер  Клуб на ФейсБук  Клуб любителей Аудиокниг - наш канал на YouTube  Канал Клуба Любителей Аудиокниг в Телеграм  
подписаться на почтовую рассылку
abook-club.ru 2004-2017
Дизайн: yuriy12, Alexxus, Верстка: gracer, Поддержка каталога: vTinka & co
Администрирование сервиса: nicksu, Выборочная корректура: smb46
Программирование: Виталий Ляпота (a.k.a. Vitalik)