Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса

> Почему Станислава Лема злило то, что его называли предсказателем будущего, Классику исполняется 100 лет
 logvin Пользователя сейчас нет на форуме
Отправлено: 10.09.2021 - 20:59:04 (post in topic: 1, link to post #902678)
Цитировать сообщение Цитировать выделенный текст


живу я здесь...
Group Icon
Профиль
Группа: Moderators
Сообщений: 8801
Поблагодарили: 29414
Ай-яй-юшек: 9
Штраф:(0%) -----

user posted image

В воскресенье исполнится 100 лет со дня рождения знаменитого польского писателя Станислава Лема, чьи книги особенно любили в Советском Союзе, а теперь в России. Как и другие фантасты, Лем не избежал славы провидца. Похоже, для кого-то и вовсе писатели выглядят тем талантливее, чем больше из описанного в их произведениях "сбылось". Но в таком прочтении научная фантастика низводится до гороскопа, а ее суть теряется.

Станиславу Лему приписывают самые разные пророчества. Оптоны для чтения кристаллов с информацией из "Возвращения со звезд" — это электронные книги вроде Kindle, а лектоны — аудиокниги. В "Магеллановом облаке" описана компьютерная сеть наподобие интернета, подключенные к ней компактные приемники, в которых читателю мерещатся смартфоны, и автоматы для изготовления чего угодно на заказ — этакие 3D-принтеры. В книгах Лема находят и карты памяти, и кредитки, и сенсорные экраны, и виртуальную реальность, и наночастицы. При взгляде на эти списки кажется, что Лем предсказал наше настоящее чуть ли не целиком.

Но если присмотреться, то в основном сходства с современными технологиями поверхностны. Взять компьютерную сеть в "Магеллановом облаке". Как и интернет, она представляет собой громадное вместилище знаний. Но интернет хранит всевозможную информацию, а не только оцифрованные артефакты культуры: книги, чертежи, карты, звуки (у Лема — даже запахи). Все больше данных производят машины — мы, даже если и можем получить к ним доступ, не в состоянии их разобрать. Зато мы часто пользуемся ими незаметно для себя, например когда приложение для знакомств предлагает пару на основе геолокации. Люди тоже оставляют все больше "цифровых следов", что, кроме прочего, делает нас объектами надзора и манипуляций. Наконец, в некогда Всемирной паутине все отчетливее видны регионы со своими правилами. Чем дальше, тем меньше интернет похож на сеть в "Магеллановом облаке".

Интернет мог бы быть и другим. "Будущее всегда рядом. С любой технологией существует несколько вариантов развития. Какой из них выстрелит, трудно сказать. Наша проблема в том, что мы представляем технологию эволюционной линией: вот был велосипед деревянный, потом с маленьким колесом и с большим, а потом с одинаковыми колесами. Это не так, потому что наряду с "пенни-фартингом" (с маленьким задним и большим передним колесами) в конце XIX века существовали велосипеды с одинаковыми колесами, которые назывались "байсикл", и обратная конструкция с меньшим передним колесом, где велосипедист располагался чуть-чуть вниз головой. Технология была неустоявшейся, сырой. Шел поиск варианта, который всех устроит", — рассуждает антрополог, доцент Института общественных наук РАНХиГС Денис Сивков.

Сам Станислав Лем в том же духе незадолго до смерти высказался в интервью "Известиям": "Когда я обратился к наиболее известным футурологическим трудам 30-летней давности, оказалось, что события развивались совсем не так, как представляли себе наилучшие умы 60-х. <…> Прав оказался только Антон Голубев, который любил повторять, что суть будущего состоит в том, что "все иначе" — иначе, чем мы себе представляем. <…> Было предсказано и клонирование, и выращивание искусственных органов, и собирание людей из деталей, но сбылись эти предсказания как-то иначе". Свои футурологические построения писатель также оценил скептически, уподобив их встречу в действительности автокатастрофе.

Поиск предсказаний будущего в научной фантастике напоминает чтение гороскопов. Разница в том, что гороскопы намеренно составляют расплывчато — так они не противоречат реальному положению вещей, а с книгами приходится закрывать глаза либо на описанные в них подробности, либо на противоречащие этим подробностям факты. Благодаря присущей всем людям предвзятости подтверждения (англ. confirmation bias) проделать это не так уж трудно. Когда это удается, писатель предстает оракулом с эксклюзивным доступом к будущему.

Фантастов такой подход раздражает. В упомянутом интервью "Известиям" Станислав Лем говорил, что он не Нострадамус. Автор "Нейроманта" Уильям Гибсон как-то выпалил: "Все, что у нас есть для описания работы писателей-фантастов и футуристов других мастей, — это в чистом виде язык магии". Это выхолащивает научное в научной фантастике.

Кори Доктороу, написавший "Младшего брата" и "Выход", рассуждал так: почти обо всех "пророчествах" точнее было бы сказать, что они вдохновили инженеров и ученых. "Джин Родденберри "предсказал" [в "Звездном пути"] телефоны-раскладушки только в самом банальном смысле — в том же смысле, в котором я "предсказываю", что пицца будет доставлена ​​вскоре после того, как я ее закажу", — писал Доктороу. Если и считать описанные в научной фантастике технологии пророчествами, то пророчествами самосбывающимися. Конечно, когда они вообще сбываются.

Фантастика ценнее, когда говорит не о частном, а об общем. По мнению профессора Уральского федерального университета, научного редактора и одной из составительниц сборника "Искусство и ответственность. Литературное творчество Станислава Лема" Елены Козьминой, в книгах поляка это вопрос о сущности человека. "Лем писал даже не научную, а авантюрно-философскую фантастику. Это литература приключений, а в любых приключенческих сюжетах главное — ситуация испытания. Авантюрно-философская фантастика, включая испытание героя, перенимает [от философской повести] испытание идеи. В случае фантастики — одной-единственной идеи: что делает человека человеком, чем он отличается от всего другого. Когда говорят, что Лем был очень технологичен, следил за научными исследованиями, — это все правильно. Но его интерес к науке и технологиям был неразрывно связан с антропологической проблемой", — объясняет она.

В своих произведениях, как художественных, так и философских, публицистических, Лем поднимал и другие темы. В эссе для Los Angeles Review of Book критик Эзра Глинтер проанализировал, как писатель исследовал роль случая, бюрократию авторитарных режимов, гонку вооружений, искусственный интеллект, технологические усовершенствования живых организмов, порабощение с помощью удовольствий, информационный шум. Многое из этого существовало уже во времена Лема, а все остальное не столько предсказания, сколько, по выражению самого писателя, общие тенденции развития.

"В русском языке "будущее" часто используется в единственном числе, а в английском слово future часто употребляется во множественном, потому что будущее не одно — будущих много, — говорит Денис Сивков. — В научно-фантастических произведениях можно жонглировать этими сценариями: фантастика нам помогает, производя альтернативные объяснения вещей".

Код
Доступно только для зарегистрированных пользователей


Станислав Лем в нашем каталоге

 


--------------------
Если Вы зарегистрированы на нашем форуме, то Вы читали Правила Форума и обязались их исполнять!

Если Вы их не исполняете - то не обижайтесь на действия модератора!
PMПисьмо на e-mail пользователю
Bottom Top
 Поблагодарили за полезное сообщение: Rom165, krokik, Поручик, vicky000000, AliBaba, Вася с Марса, Элья, marat169, drYY, Iudushka
 vicky000000 Пользователя сейчас нет на форуме
Отправлено: 10.09.2021 - 22:54:19 (post in topic: 2, link to post #902684)
Цитировать сообщение Цитировать выделенный текст


Рука раздающего
живу я здесь...
Group Icon
Профиль
Группа: Privileged
Сообщений: 20330
Поблагодарили: 91790
Ай-яй-юшек: 112
Штраф:(0%) -----

Цитата (logvin @ 10.09.2021 - 19:59:04)

в английском слово future часто употребляется во множественном

Но в совершенно другом смысле...
PMПисьмо на e-mail пользователюСайт пользователя
Bottom Top
 Поблагодарили за полезное сообщение: AliBaba, trya, krivbasua, Элья, Iudushka
 logvin Пользователя сейчас нет на форуме
Отправлено: 16.09.2021 - 21:22:28 (post in topic: 3, link to post #903005)
Цитировать сообщение Цитировать выделенный текст


живу я здесь...
Group Icon
Профиль
Группа: Moderators
Сообщений: 8801
Поблагодарили: 29414
Ай-яй-юшек: 9
Штраф:(0%) -----

Каким станет мир будущего

12 сентября исполнилось 100 лет со дня рождения Станислава Лема (1921–2006). Впрочем, есть довольно веские предположения, что родился он на день позже – 13-го числа. Вероятность этого высказывает сам Лем в письме к Виргилиюсу Чепайтису от 6 апреля 1985 года: «Но в свидетельство о рождении записали предыдущий день, чтобы в соответствии с суеверием избежать несчастья». И уловка вполне сработала: Лем прожил 75 лет, был счастлив в семейной жизни, написал множество книг… Это не просто писатель, но философ-мыслитель европейского масштаба. Кроме родной Польши он был хорошо известен в Германии, Австрии (прожил некоторое время в Западном Берлине и Вене) и, конечно, в Советском Союзе. Достаточно сказать, что первое собрание сочинений польского писателя вышло в Германии на немецком языке, а второе – на русском в постсоветской России (с 1992 по 1996 год).

Лем неоднократно писал, что так хорошо, как в Москве, Ленинграде и Харькове, его не принимали нигде в мире. Первый вышедший в книжном виде роман Лема – «Астронавты» (1951) – уже в 57-м был издан в СССР в переводе Зинаиды Бобырь на русский. Заметьте, только в 58-м он вышел на немецком. Роман «Солярис», написанный в 1960-м, на языке оригинала вышел в 1961-м, и в том же году отрывок из него появился в журнале «Знание – сила» на русском, в 62-м был журнальный вариант в двух номерах «Звезды», а уже в 63-м – в книге «В мире фантастики и приключений». В 68-м, за четыре года до Тарковского, появилась его первая советская экранизация – двухсерийный телефильм Бориса Ниренбурга и Лидии Ишинбаевой. Роль Криса Кельвина исполнил блистательный Василий Лановой. Истинный герой космоса! Снаута, во что трудно поверить, сыграл Владимир Этуш. Эта работа при всей своей постановочной простоте по духу была намного ближе к произведению Лема… Однако ведь и фильм Андрея Тарковского, который так не нравился писателю, принес ему известность не только по всей Европе, но и в Америке. Без фильма Тарковского не было бы экранизации 2002 года Стивена Содерберга с Джорджем Клуни в главной роли. Кстати, как это ни странно, по экранному амплуа Клуни ближе к Лановому, чем к Банионису. Хоть Содерберг и утверждал, что читал роман Лема, но в этой картине все же больше не от книги, а от Тарковского. Причем еще и чисто по-американски превратно понятого. То, что у Лема и Тарковского предстает как философские размышления о сущности человеческой личности, его восприятия окружающего мира, у Содерберга превращается в откровенную психопатологию…

«Солярис» вообще играет особую роль не только в творчестве Лема, но и во всей мировой культуре. Отсюда и внимание кинематографистов; была еще и австрийская постановка. Это переходный роман, каким в творчестве, скажем, Стругацких была «Улитка на склоне». По форме «Солярис» – это еще научная фантастика, то есть беллетристика, а по сути – это уже философское произведение. Лем был из числа тех писателей-фантастов, которые, будучи беллетристами, ввели в общественный обиход вопросы и проблемы, которыми потом начали заниматься философы, социологи, культурологи. Вторым столь же ярким был Филип Дик с его «Бегущим по лезвию», заставившем заговорить о симулякрах. Американский философ, выходец из югославской еврейской семьи (подчеркиваем это, поскольку тут важны восточноевропейские корни), Томас Нагель писал: «Сознание делает проблему души и тела практически неразрешимой. Без сознания проблема души и тела была бы гораздо менее интересной. С сознанием эта проблема кажется безнадежной». Но ведь об этом же задумываются герои «Соляриса» и его читатели. А книга вышла, когда Нагелю не было и 25 лет…

Помнят о славном юбилее Лема и в современной России. 100-летию великого писателя посвящено несколько интересных мероприятий.

При содействии посольства Республики Польша в России проходит конкурс научно-фантастического рассказа. Его организаторы предложили участникам примерить на себя одежды футуролога и представить, каким будет мир через 100 лет. Ведь еще в книге-трактате 1964 года «Сумма технологии» (кстати, уже 68-м вышедшей на русском) Лем предсказал торжество кибернетики и даже виртуальную реальность. А чего достигнет человечество через полвека, век и с какими новыми вызовами столкнется?

Кадр из телефильма «Солярис». 1968Около двух сотен работ поступило на конкурс, тройка лучших рассказов будет отмечена денежными призами, а выберет победителей жюри под председательством критика Галины Юзефович. Памятуя о различных ипостасях – и фантастической, и футурологической – Станислава Лема, организаторы пригласили в состав жюри не только критиков и деятелей культуры – Дмитрия Бака, Василия Владимирского, Андрея Лисицкого, но и ученых с футурологами. В состав жюри вошли астрофизик и популяризатор науки, профессор РАН Сергей Попов, футуролог Евгений Кузнецов, футуролог и главный редактор журнала «Инвест-Форсайт» Константин Фрумкин. Объявление результатов конкурса состоится в ноябре.

Однако конкурсом литературный вклад в празднование юбилея не ограничится. Электронное издательство Bookmate Originals готовит к выходу сборник научно-фантастических рассказов, посвященный памяти Станислава Лема. Участие в сборнике примут ведущие отечественные писатели-фантасты. А сам сборник, по обещанию издательства, выйдет в свет и в формате аудиокниги.

Излюбленным темам писателя будет посвящена Вторая научно-фантастическая конференция, которая пройдет под названием «Станислав Лем. Фантастика и футурология». Это мероприятие состоится 7 октября в стенах Государственного музея истории российской литературы имени В.И. Даля. Идея конференции – объединить фантастику как литературный жанр, создающий образы будущего, и футурологию как дисциплину, изучающую и предсказывающую будущее. Удачные примеры такого симбиоза продемонстрировал в своем творчестве Станислав Лем – в известных монографиях «Сумма технологии» и «Фантастика и футурология», а также в других произведениях.

Посвященная памяти Станислава Лема конференция будет состоять из двух тематических разделов. В первой части примут участие критики, исследователи и историки фантастики, во второй выступят с докладами футурологи. Среди тем конференции – «Фелицитология или наука о человеческом счастье», «Роль пейзажей в раннем творчестве Станислава Лема» и др. Конференция пройдет при поддержке литературной премии «Новые горизонты».

Также участники и гости конференции посетят специальную выставку под названием «В пруду глáза», посвященную Лему, которая проходит в музее. Необыкновенная идея экспозиции позволит переместиться в сознание мыслителя, в зыбкие завеси его детских воспоминаний, увидеть конструктор его воображения и пространство фантастических идей. Открылась выставка 12 сентября, в день рождения Лема, и проработает до 13 ноября.

Этими мероприятиями празднование юбилея Лема не ограничивается. Усилиями энтузиастов и «лемологов» (так называют себя исследователи творчества Лема), в том числе Владимира Борисова, Николая Науменко, Виктора Язневича, в издательстве АСТ выходят переводы ранее не публиковавшихся писем и эссе писателя. Русский читатель продолжит открывать для себя этого многогранного и разнообразного автора, глубокого, как придуманный им инопланетный океан-планета Солярис.

Код
Доступно только для зарегистрированных пользователей


--------------------
Если Вы зарегистрированы на нашем форуме, то Вы читали Правила Форума и обязались их исполнять!

Если Вы их не исполняете - то не обижайтесь на действия модератора!
PMПисьмо на e-mail пользователю
Bottom Top
 Поблагодарили за полезное сообщение: vicky000000, Элья



0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Опции темы Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса
 
  




Анклавы Клуба в социальных сетях:
Клуб любителей Аудиокниг - Твиттер  Клуб на ФейсБук  Клуб любителей Аудиокниг - наш канал на YouTube  Канал Клуба Любителей Аудиокниг в Телеграм  

Хотите подписаться на наши обновления по электронной почте?